• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: itselle (список заголовков)
14:16 

2016, JUNE: КОРОТКО О СОЛНЦЕСТОЯНИИ

верхом на ките
Вчера я снимаю ещё "один свой день", потому что этот день очень особенный и он запомнится.
Я хочу запомнить уроки, которые приходят один за другим. Я хочу запомнить каждую встречу, каждое прикосновение, каждое слово.
Это день летнего солнцестояния и в этот день я стараюсь не произносить пустых слов.
Внутри лёгкая усталость, исчерпанность - накануне 19 июня мы ездили в Stone Bridge играть в "Лилу", древнюю индийскую игру.
И мы играли восемь часов подряд.
Нашим ведущим был Омкар. Для каждого игрока он находил именно те слова, которые были ему нужны.
Я закончила игру в слезах. Я записывала каждый свой ход. Послание, которое пришло ко мне и помогло мне закончить игру, "добраться до дома" - это как будто оседлать стрелу и взлететь. Мне придётся сделать то, чего я больше всего боялась (всю жизнь), и станет ключом, который откроет для меня совершенно иной уровень существования. Не только для меня одной. Мне показали - куда мне двигаться, что будет моим служением, какой будет моя аскеза и как хорошо станет тогда, когда я сделаю всё это. Я перестала бояться уже в тот момент, когда встала на стрелу и взлетела. Моя жизнь будет моей жизнью и она не будет наполнена страхом.
После игры, прощаясь с Омкаром, мы смотрели друг на друга. Наступает такой период, когда в нашу жизнь приходят друзья. Но, возможно, мы будем вместе только один день. Возможно, мы никогда больше не увидимся, но это не важно, потому что мы узнаём друг друга мгновенно. На прощание мы обнимаемся - сердце к сердцу. В эти восемь часов он так бережно и внимательно вёл меня - как и каждого игрока - и я никогда этого не забуду.



На следующий день мы опять открываем кафе. Мы встаём в 4 утра и занятие на пляже ведёт Владо.
Я подметаю террасу, открываю столики и делаю всю кухню.
Мы работаем по своему новому летнему расписанию - с 8 до 17.
К закрытию приезжает Сева-сан. Сейчас мы учимся у него массажу. Он приезжает, чтобы дать Владо инициацию в практику рейки, это заключительная часть нашего курса.
Некоторое время мы сидим вместе, потом я ухожу - вечернее занятие по йоге сегодня веду я. Владо и Сева остаются в закрытом кафе; сначала будет лекция.




Я заканчиваю занятие чуть позже, чем мы договаривались, но я не могу закончить его раньше - есть новые ученики, мы спокойно делаем пранаямы.
Всё занятие по залу ползает большой зелёный жук. Он лежит на спине и машет лапами.
Уходя из зала, я забираю жука с собой. Выпускаю его в траву.
Владо и Сева уже ждут меня в машине, Сева держит на коленях рождественского тигра. Мы едем в церковь св. Ильи на гору между Черногорией и Хорватией. Именно там - на закате - будет непосредственно инициация.
На перекрёстке мы видим Омкара на его мотоцикле. Сегодня он провёл игру в Тивате и теперь едет к нам в кафе, чтобы отправиться вместе наверх. У него нет телефона и дозвониться до него никак не возможно, поэтому единственный способ не разминуться для нас - это встретиться на перекрёстке секунда в секунду, точно в то время, когда нам нужно встретиться, чтобы поехать дальше вместе. Мы не договариваемся об этом заранее. Мы просто встречаемся.
Я машу рукой, мотоцикл перестраивается в другой ряд и едет за нами.



После инициации Владо выходит из церкви и Омкар просит его: - Ну-ка, положи мне руки на плечи!
И потом говорит: - Да!




Обратно к кафе я еду за спиной Омкара на его огромном внедорожном мотоцикле. Он показывает мне свою дорогу и свою жизнь. Я первый раз в жизни сижу на мотоцикле и ни к одному другому водителю я бы не села, но тут я взбираюсь в седло без колебаний. Он так резко берёт с места, что у меня перехватывает дыхание, как на американских горках, но потом я делаю вдох и сливаюсь с этой скоростью. Следуя телом за плавными покачиваниями этого огромного существа, я чувствую дорогу и всем телом проживаю это внимательное движение, этот поток.
Завтра утром он уедет из Черногории в Прагу, где будет ещё одна игра, и потом дальше - туда, куда его позовут.
Сейчас я не вижу, но вполне возможно, что мы ещё увидимся.

Мы спускаемся в кафе и не включаем свет. После инициации мы делаем групповой сеанс рейки.
Это оказывается очень серьёзной и очень мощной практикой.
Я чувствую три разных прикосновения, три разных личных энергии, каждая из которых является проводником для силы, которая больше любой из них.

На прощание мы ещё раз обнимаемся.
Сердце к сердцу.
Навсегда.

@темы: itselle, círculo polar, 365, yoga

09:34 

2016: ОДИН МОЙ ДЕНЬ

верхом на ките
Пост для сообщества "Один мой день"

Привет! Меня зовут Яна и я из Уфы.
Шесть лет назад вместе с мужем мы переехали в Черногорию и теперь живём в городе Герцег-Нови.
Мы держим вегетарианское кафе "Peter's Pie & Coffee", трижды в неделю ведём занятия по йоге, а ещё у нас есть магазин здоровых продуктов "Panda".

Сегодня я хочу показать вам не обычный будний день. Мы отправимся в 25 мая: в этот день кафе было закрыто, мне исполнилось 29 лет и мы вышли в открытое море, чтобы отметить это событие на острове.
Готовы?
Тогда за мной!

Вперёд!

@темы: peter's, itselle, herceg-novi, 365

12:53 

2015: РЕГРЕССИЯ В ПРОШЛЫЕ ЖИЗНИ

верхом на ките
В октябре 2015 года в Чирали я побывала на сеансе регрессии в прошлые жизни.
Его проводил Илья Журавлёв. Именно его присутствие в команде преподавателей было одной из главных причин, по которой я выбрала именно этот учительский курс по йоге.
Регрессию устроили спонтанно, по просьбам студентов. Кроме меня, было ещё десять или двенадцать человек.

Сеанс проводили вечером в 20:00. Собираемся в нашем зале, он называется Portokal Hall. Стемнело. После ужина прошло уже два часа. Все пришли с одеялами и подушками, чтобы удобно устроиться в шавасане, потому что лежать придётся около часа. Нужно обязательно что-либо подкладывать под затылок, крестец, колени.

Веришь ты в реинкарнацию или нет при этом, не так уж важно. Я об этом даже не задумывалась раньше и не задумывалась во время регрессии.
У нас есть прошлое и даже если оно не известно нам самим, ничто не избавит нас от него.


Илья объясняет, что мы будем делать:
в основе лежит йога-нидра в сочетании с техникой регрессионной терапии. Йога-нидра была разработана гуру Бихарской школы йоги Свами Сатьянандой Сарасвати. Я ещё напишу о ней подробнее, потому что эта практика в корне поменяла направление моей жизни, и я знаю на своём опыте, что это работает.
Йога-нидра - это комплексная техника многоступенчатого расслабления тела и сознания при постоянном поддержании внимания. Мы начинаем с физического расслабления: лёжа в шавасане, методично сканируем всё тело, наблюдаем его. Потом переходим к наблюдению за дыхательным циклом, ведём счёт, и дыхание непроизвольно замедляется, при этом необходимость подсчитывать вдохи и выдохи удерживает нас ото сна. Потом переходим к визуализации: следуя инструкциям ведущего, концентрируемся на определённых образах. Начав таким образом, мы переходим непосредственно к регрессии:
Мы начинаем словно спускаться по лестнице, опускаясь всё глубже и глубже в собственное подсознание.
Все события и впечатления, произошедшие с нами в жизни, мы запоминаем. Однако они вытесняются из сознательной памяти, чтобы не перегружать её. Именно в подсознании хранится вся информация о наших детских воспоминаниях и о наших прошлых воплощениях. Глубокое расслабление и погружение в трансовое состояние помогают нам получить к ней доступ, подразумевают остановку деятельности левого полушария мозга и остановку внутреннего диалога.
Сначала мы возвращаемся к детским воспоминаниям: пробуем увидеть себя в 14 лет, в 10 лет и так далее, вплоть до внутриутробного периода.
Воспоминания приходят спонтанно. Подсознание само выбирает, что показать нам: что нам нужно и что мы готовы увидеть.
А потом мы опускаемся ещё глубже - и переходим к одному из предыдущих воплощений.
Возможно внутреннее сопротивление: ум будет подогревать наше недоверие, "забалтывать" то, что видит, и обесценивать происходящее, поскольку никаких изменений он не хочет, а хочет безопасности и комфорта. В этом случае следует сказать: "Я обдумаю это после сеанса". Эта установка - как меч, пресекающий внутреннюю болтовню.
Увидев воплощение, мы переходим к моменту смерти в прошлой жизни.
Затем - в пространство между двумя жизнями.
Это время "вопросов и ответов", где возможен контакт и разговор со своим высшим Я.


В этот вечер у меня был сильно заложен нос, болело горло, дышать было трудно, поэтому полностью отключиться от тела я не могла, всё время чувствовала его состояние, хотя довольно отстранённо. Внутренний диалог тоже не останавливался, ум всё время разговаривал о чём-то. Под конец начала ощущать большой дискомфорт в области затылка и крестца, хотя в целом это не мешало наблюдать возникающие образы.
Расслабиться было не очень просто: психика очень возбуждена (я-прохожу-учительский-курс-по-йоге - а я шла к этому несколько лет), вдобавок - болезнь, температура, новый опыт, а также страх заснуть и всё пропустить.
Идя по ступеням к детским воспоминаниям, я продолжаю слышать разговор ума. Детские воспоминания мои и так находятся недалеко, последние 4-5 лет я много практикую перепросмотр, многое достаю из памяти и рассматриваю. Сейчас вскользь вижу некоторые из них, они знакомы. Потом Илья говорит нам о том, что мы идём глубже.
Я слушаю разговор ума, стараюсь максимально расслабиться и просто наблюдать. Я готова к тому, что ничего не увижу, и следующие полчаса буду просто путешествовать вниманием по своему телу, которое посылает мне сигналы о плохом самочувствии.
Вдруг в области межбровья - там, где находится экран сознания - приходит картинка не из моего ума, кадр иной действительности, времени, мира.
Мои глаза закрыты и там, на этом экране, мне показывают происходящее. Я смотрю сверху вниз, вижу свою ладонь, ступни, сандалии и полотно и складки одеяния, которые спускаются до самых лодыжек. Я не узнаю свою руку - это смуглая мужская рука.
Смуглые большие запылённые ступни.
Странные сандалии на ремешках, не очень-то похожие на привычную нам здесь обувь.
Ум говорит мне: "О, так ты была мужчиной".
"Мы подумаем об этом позже. Давай просто смотреть", - отвечаю я.
Очень боюсь, что картинка ускользнёт, как бывает во сне, но она оказывается прочнее, устойчивее. Я получаю возможность немного оглядеться. В левой руке у меня какая-то палка. Я нахожусь на рынке, перед прилавком. Кто-то о чём-то спрашивает, этот "мужчина-я" находится в процессе беседы или сделки. Он немного удивлён, поскольку каким-то образом чувствует моё присутствие и моё удивление. В какой-то момент я слышу сразу два внутренних диалога - свой и его, почти одинаково неразборчиво.
Вижу смутно прилавок, продавца, окружение, слышу какую-то речь, шум, животных, суету базарного столпотворения, покупок и торговли.
Жарко. Жарко и пыльно. Очень много гомона.
Пытаюсь вслушаться и определить время, место. Может быть, север Африки. Может быть, Израиль. Что-то вроде этого.
Каким-то образом понятно, что о христианстве эти люди ещё не знают, всё это будет позже.
Удаётся даже увидеть лицо этого мужчины.
Смуглое, но не темнокожее. Немолодое, между 40 и 50 годами.
Не полное, не худое. Клочковатые густые бакенбарды спускаются к подбородку, бороды нет, усов тоже. Курчавые жёсткие волосы на голове.
Я вижу всё это без зеркала, а словно перемещая внимание, управляя углом кадра. Потом опять возвращаюсь внутрь него, опять смотрю вниз - пристально изучаю руки, ноги. Цвет одеяния - розовато-фиолетовый, пёстрый из-за тонких вертикальных полосок красного, синего и пурпурного цвета.
Есть ощущение, что я могу опять переместить угол кадра и осмотреть базар, могу "прибавить громкость" и услышать язык вокруг, но я слишком нерешительна, чтобы это сделать, боюсь потерять этого "мужчину-я" в процессе и не суметь к нему вернуться. Поэтому остаюсь, глядя как бы изнутри него, стараясь не спугнуть, не "сдуть" картинку.
Она остаётся, не исчезает.
Как всё это время дышит и живёт моё тело, лежащее на коврике, я не очень хорошо помню. Ощущаю, но не помню.

Илья говорит, что пришло время перейти к моменту смерти.
"Колодец", - вспыхивает в моей голове, на лбу, в области межбровья.
"Тебя что, бросили в колодец?" - в страхе говорит ум. В этой жизни я не очень люблю колодцы.
"Давай просто смотреть", - говорю я.
Я вижу какой-то колодец в пустыне. Тёмный, неприятного вида колодец, жёлтый песок.
Следующий кадр: какая-то потасовка у этого колодца, много людей. Я вижу их спины, ругань, кого-то уже повалили, кто-то уже на земле. Несколько людей стоят чуть поодаль и наблюдают происходящее. Поскольку моего "мужчины-я" не видно и я не могу отыскать его в толпе, делаю вывод, что скорее всего он на земле. Возможно, что он не сопротивляется, его забивают. Вряд ли это произошло, когда он возвращался с базара; события не обязательно следуют одно за другим. Возможно, никакого серьёзного преступления он не совершал, скорее всего - мелочь, или даже просто ложное обвинение, клевета.
Все эти выводы я делаю, наблюдая со стороны и отлетая при этом от действия куда-то вверх и вправо. Картинка становится меньше, звуки приглушаются: ни мёртвого тела, ни момента смерти я не вижу. Хотя что-то, что пугает меня немного, остаётся.
Далее переходим в пространство между двумя жизнями.
Это пространство "вопросов и ответов", когда можно спросить о чём-то и услышать голос своего я.
До начала регрессии я, кажется, думала о вопросах по поводу моей теперешней жизни и ситуации. Мне многое хотелось изменить и я не знала, куда двигаться.
Но сейчас я не знаю, о чём спрашивать.
Я так удивлена тем, что смогла вообще что-то увидеть, что внутренний диалог затих.
Просто ощущаю, что ничего нет.
Нет вопросов. Нет ответов.
Нет того, кто их задаёт.
Просто великолепное безмолвие и свет,
состояние, в котором очень приятно находиться.
Я ощущаю своё тело, но вместе с этим могу наслаждаться этой тишиной внутри. Мне не хочется делать никаких движений - ни физических, ни мысленных.
Потом мы возвращаемся.
Всё болит: затылок, крестец, горло.

Ощущения тела, однако, кажутся даже менее реальными по сравнению с картинками, которые только что были внутри. Они предельно ясны и подробны.
После сеанса я долго лежу в гамаке под апельсиновым деревом и смотрю на звёзды. Ни о чём не думаю, просто смотрю.
Вернувшись в наш дом, смешиваю немного кунжутной пасты с мёдом и съедаю, чтобы "заземлиться", потом включаю лампу и, завернувшись в одеяло, записываю всё произошедшее.
Я - это по-прежнему я, с определённой биографией, воспитанием, образованием, семьёй, друзьями, привязанностями, ограничениями, желаниями, намерениями и ощущениями. И вместе с тем всё это - только поверхность. Я ощущаю присутствие этого странного мужчины где-то внутри и вспоминаю себя - внутри него.
Это только поверхность, и я только что вынырнула.



@темы: itselle, yoga

14:21 

2008: История о душе оленя

верхом на ките
У меня есть блог на платформе wordpress, где иногда я записываю истории, которые уже когда-то рассказывала здесь, но в ином ключе, с иными акцентами, более детально. Есть ощущение, что сейчас нужно записать многие истории, которые мы пережили, ведь, возможно, я не всегда буду вести дневник так, как сейчас, или иметь постоянный доступ в интернет.

Сегодня это история о нашем первом путешествии вдвоём: я пишу о смерти, о том, почему я не ем животных, поэтому будьте осторожны, и не читайте, если вам не нужно сейчас это читать.



"Я читала о том, что когда люди влюбляются, у них появляются бабочки в животе, но я влюбилась немного не так. Я молчала, пила кофе, работала и сквозь это молчание слышала: “Действуй. Каждый из вас может прожить интересную, насыщенную, успешную и нормальную жизнь по одиночке. Но если вы останетесь вместе, если вы соедините ваши усилия, то всё изменится. Ваши возможности не будут прежними. Ваши границы не будут прежними. Изменится всё. Действуй. Расскажи ему об этом и пригласи его попробовать. Действуй”. На тот момент я ещё не знала о нём ничего, кроме того, что он приходит в “Кофебин” каждое утро и я наливаю ему большой стакан фильтр-кофе, оставляю место для молока. Спустя три месяца мы отправились в своё первое путешествие. Мы превратили рабочую поездку в Ригу в бессонное, яркое и трудное приключение вдвоем; мы не спали сутками; мы делили пополам карельские пирожки, острый рис и кофе с виски; мы жили, смотрели и запоминали; мы проехали очень, очень много километров. И женщина в баре на пароме “Silja Line”, делая нам кофе поздно вечером, сказала: – You are so beautiful"

@темы: itselle, christmas tiger blues

16:15 

верхом на ките
Я думаю, что этой ночью прошёл последний из майских ливней.
По-прежнему восхитительно сыро и пасмурно.
Через несколько дней мне исполнится двадцать девять лет и я смогу поздравить своих родителей - с тем, что мы уже провели столько времени вместе.
Как и в прошлом году, мы отправимся на остров, чтобы отметить этот день.
Только в прошлому году это был Сандхамн и мы шли по песку - Владо, Юхан, Даша, я и собака Мукла - и отстав ото всех, я вошла в заросли черничника, и опустилась на землю, чтобы никогда, никогда, никогда не забывать эти сосны, эти тонкие листочки, этот тёплый непредсказуемый ветер, и этих близких людей.
А в этом году старый дедушка Перо отвезёт нас в Голубую пещеру на своей лодке, а потом - на остров с круглой крепостью, где гнездятся чайки.
В этот день мы будем одни, ведь всё остальное время вокруг нас всегда кипит чужая энергия и люди приходят к нам, и уходят от нас.
Мы перешли в летний режим и поставили будильники на 4:00 утра.
Только так нам хватает времени, чтобы сделать свою утреннюю практику и в 6:00 уже начинать работу - кто-то запускает кухню, а кто-то спускается на пляж, чтобы вести занятие по йоге.
За несколько дней до своего дня рождения я вдруг почувствовала себя достаточно устойчивой и сильной, чтобы ответить на вопрос, который задают мне годами: "Чего ты хочешь?".
Я ощущала этот ответ и раньше, он всегда был где-то поблизости, но сложить всё вместе - и набраться смелости, чтобы сказать - да, именно этого я хочу - я смогла только сейчас.
Страна. Занятие. Семья.
Кто мы? Где мы? Что мы делаем?
Как мне отвечать другим людям, которые спрашивают: И чем вы занимаетесь? И почему это вы мясо не едите? А дети у вас есть? И по России не скучаете?
Я окончательно перестала убегать от того, что существует в моей действительности.
Я могу только поблагодарить Владо за то, что все эти восемь лет он терпеливо ждал, пока мы сможем быть вместе.
4:00 утра - самое волшебное время. Мне не всегда удаётся высыпаться и я легко проваливаюсь в сон в течении дня, стоит мне сесть где бы то ни было, но в это время можно запоминать сны.
Сегодня утром я видела странный сон о страшном старом человеке.

Сон про страшного деда

Мы находимся в старом затонском доме, где я так часто проводила лето.
Это старый дом из моего детства, мы находимся в первой комнате напротив кухни. Здесь всегда полумрак, потому что единственное оконце выходит в холодные сени на лестницу. Здесь стоит диван - сейчас он разложен. В детстве нас приносили сюда после бани, завёрнутых в какие-то шубы и халаты, и раскачав как следует бросали на этот диван. Сейчас в доме очень тихо. Кажется, кроме нас с Владо, никого нет.
Есть только один старый незнакомый человек.
Он пришёл, чтобы купить то, что мы продаём.
Я не могу точно вспомнить, что это - возможно, кафе, возможно, какое-то оборудование.
Мы вывесили объявление, он прочёл его и пришёл.
Он просит у нас скидку, потому что он очень старый, и хочет скинуть достаточно много.
Он высокий, волосы короткие, седые. У него есть трость. Он одет в коричневую жилетку и серые брюки. Несмотря на возраст, он энергичен. У него неподвижное лицо. С ним разговаривает Владо, я присматриваюсь из-за его спины.
Владо уходит в другие комнаты, чтобы найти то, что мы продаём, и посчитать возможную цену.
Я лежу на диване, расслаблено глядя на старика. Он садится на диван, сгибая колени под прямым углом. Он смотрит на меня. Мы о чём-то говорим.
Вдруг я понимаю, что это не человек.
Если мы уступим ему, то это позволит ему проломить некую защиту, которая есть у нас сейчас, пока сделка ещё не состоялась.
Он находится у нас дома, здесь я чувствую свою силу и я понимаю, что я смогу и должна вмешаться.
Диван, на котором мы сидим, разложен, постельное бельё раскидано так, будто здесь только что бесились трое маленьких длинноволосых троллей - я, и мои двоюродные сёстры, маленькие, хитрые, неугомонные. Слышны голоса. Они, эти три девочки, и все остальные здешние обитатели и сейчас где-то в доме, в тех комнатах, где скрылся Владо.

Я хватаю одеяло и набрасываю его на старика.
Мой ум противится, потому что меня с детства учили, что к старым людям следует относится с уважением.
Бить их, толкать, гнать прочь - это недопустимо.
Но сейчас мной движет не ум, а нечто другое. Одеяло ещё в воздухе, ещё летит, а волна энергии, которую я запустила вместе с ним, уже сбивает старика с его места в углу дивана. Он падает на пол и сбрасывает человеческий облик, превращаясь в некий серый сгусток, некий серый шар.
У шара есть тоненькие руки и ноги. Он кубарем катится к двери, распахивает её с удара и вылетает в сени.
На двери остаются отпечатки двух его передних лап, как будто дверь сырая и влажная, как свежий бетон.
Они медленно исчезают.
Я понимаю, что он ещё в сенях. Я ещё не прогнала его полностью.
Я не могу выйти из комнаты. Иногда во сне мы не можем идти, бежать, или говорить. Такое ощущение паралича.
Я отмечаю, что сейчас этого нет. Я могу свободно действовать, просто в пределах неких границ. Я понимаю, что я сплю, но не хочу просыпаться, пока дело не закончено.
Я понимаю, что мне нужно закричать. Я могу сделать голос таким сильным, что этот старик не выдержит напора.
Я подбегаю к окну, которое выходит на лестницу, делаю глубокий вдох и начинаю крик.
Ни звука не слышно.
Это ощущение начинается в самом центре живота и выходит оттуда, окружая меня, но беззвучно. Только по тому, как дрожат стёкла, как дрожит и раскачивается комната, я понимаю, что сейчас что-то происходит. Что-то выходит из меня с огромной силой, вибрации очень низкого уровня, как рычание большого зверя.
Мне приходится так рычать долго, дольше обычного человеческого дыхания. Я могу управлять этим, наращивать объём и силу звука, даже если я не слышу его.
Дверь в сенях распахивается, ударяет о стену.
Оно ушло, - понимаю я. Можно больше не кричать.
Я замечаю, что не задыхаюсь. Мне хватает воздуха. Я даже не устала.
Я не понимаю, что делать дальше, и позволяю себе проснуться.
В этот же момент звонит будильник и я начинаю слышать последний майский ливень перед тем, как наступит лето.

@темы: dreams, itselle, peter's, ufa

11:37 

DREAMING BEARS

верхом на ките
Апрель. Происходит то, что я предчувствовала в начале года, о чём просила и чего ждала.
Две последние недели мы провели в переговорах с нашим партнёром о том, как, на каких условиях существует дальше кафе.
Ездили в Тиват, мало спали, чувствовали как окаменели скулы от эмоционального напряжения, много работали и несколько раз звали в помощь Владо. Он, кстати, единственный из прежней команды, с кем мы решили продолжать работу.
Партнёр приехал очень внезапно и нам пришлось ответить на вопросы, которые давно ждали ответа.
В поиске правильных решений слушали всё - инстинкты, тело, интуицую, разум, душу, подсказки из пространства, мудрость старых вьетнамцев и индийцев.
Будет ли дальше существовать кафе? Сколько мы ещё готовы вкладывать здесь свои время и энергию, ежедневно наполняя это место, создавая его заново, как замок из ветра? Действительно ли мы хотим заниматься этим и дальше, или пришла пора выбрать новое направление для концентрации усилий?
Мы будем работать в кафе до конца 2016 года, а потом передадим его дальше - пока я не знаю, будет ли это аренда или продажа; время покажет.
Мы будем работать в кафе до конца 2016 года, потому что мы ещё не всему научились, хотя за шесть лет работы мы почти стали понимать и видеть эту суровую окраинную землю, этих весёлых людей и их ощущение своей земли, своего города, своего места. Но мне - не знаю, как В. - ещё предстоит учиться здесь: искреннему гостеприимству, терпению, самозабвенности, преданности, заботе без самопожертвования, умению отдавать и умению принимать тех, кто приходит.
Мы будем работать в кафе до конца 2016 года, прощаясь с этим периодом своей жизни и постепенно готовясь к переходу; к переходу в новое неизвестное пространство с иными задачами, куда и страшно идти (там будет всё куда серьёзнее), и очень хочется попасть (все маленькие дети хотят поскорее стать большими).

Вчера мы были у нотариуса и оформили некоторые бумаги, которые могут понадобиться для будущих сделок, а потом попрощались с партнёром.
Это завершение двух недель, когда мы были предельно осознанными, внимательными, спокойными и собранными, планируя будущее так, чтобы не слишком сильно нарушить, или разрушить настоящее, чтобы не вмешиваться в его спокойный и мягкий ход.

Последнее время я ношу только два украшения: широкое бронзовое кольцо с вычеканенными листьями (как обручальное), и подвеску с фигуркой духа-медведя из Калевалы. Оба предмета из Скандинавии.
Когда психика немного успокоилась после всего этого интенсива, мне приснился сон о медведях.
Я ложусь в одиннадцать, встаю в четыре-сорок и, видимо, попадаю в фазу быстрого сна, так что удаётся запоминать сновидения - свет, звуки, фактуры, запахи, эмоциональные ощущения и сюжетные ходы.

Сон о медведях

Мы были в большой светлой и просторной комнате. По ощущению - дом деревянный (так пахнет, такие звуки), старый. Окна большие, есть две двери. В комнате стоят парты, но много и свободного пространства. Здесь был семинар - преподавали и йогу, и сдс (тренинг самозащиты), и цигун, и вдобавок литературное мастерство. Всё подходило к концу. Я помню длинноволосого учителя йоги из Америки, он с одобрением прокомментировал тот момент, когда Владо сел на пол и открыл свою книжечку, чтобы записать какую-то технику или деталь.
Постепенно все люди исчезли, мы остались вдвоём с мастером по литературному мастерству и принялись убираться.
Я рассказывала ему о колоссальном объёме энергии, которая сопутствует нашему рождению, и о том, как постепенно она идёт на убыль.
Как и всегда наяву, я больше хотела слушать его, но была слишком возбуждена, чтобы замолчать, и поэтому говорила.
Он, как и всегда наяву, был в чёрных вельветовых брюках, чёрном пиджаке и бледно-голубой рубашке.
Внезапно, взглянув в одно из окон, я увидела как мимо него проходят три больших чёрных медведя.

Это окно вело в холодную проходную комнату, из которой можно было попасть на улицу.
Я испугалась, увидев медведей, но не слишком сильно. Вот что я о них знала:
- они очень большие, словно кости раскопок из палеонтологического музея, вдруг обрели плоть, шерсть, и ожили;
- это медведь, медведица и медвежонок;
- предсказать их поведение невозможно;
- сейчас они выходят из дома на улицу, но они знают, что мы здесь, и избежать контакта нам не удастся;
Я вижу, как движутся их холки. Они просто огромны. Длинные лапы, вытянутые морды, чёрная шерсть. Старые, древние медведи, которые жили задолго до людей.
Медведи исчезают из поля зрения, страх усиливается, ни я, ни мастер не знаем, что делать, мы одинаково беспомощны перед этой силой.
В комнате две двери: одна ведёт на улицу, другая в другую комнату.
Кто-то начинает шатать уличную дверь, пытается её проломить и на двери возникает пробоина, как от удара когтистой лапой.
Мы начинаем паниковать, я вскрикиваю, мы спешно покидаем зал для семинара через другую дверь.
Мы оказываемся в другом пространстве, в моей уфимской школе-лицее номер 106.
Снаружи белёсый зимний день, я ощущаю это по цвету и освещению голубых стен холла.
Медведи перемещаются вместе с нами и пытаются ворваться в главные двери. Мы видим их.
Мы прячемся за угол, отчаянно ища способ противодействия и защиты, хотя оба чувствуем, что против этого бессильны и ружьё, и двери, и ножи, и убежать невозможно.

Тогда я вспоминаю историю, которую читала недавно наяву. Это была история о тайском монахе, который шёл по джунглям в медитации и вдруг увидел тигра, готовящегося к прыжку. Монах не стал бежать. Он остановился и обратился к тигру. Он сказал: Тигр, если наши судьбы связаны и тебе нужно моё тело, тогда возьми его. Если оно не нужно тебе, то ступай своей дорогой. И тигр не стал прыгать.
Я понимаю, что это единственный возможный способ поведения в данной ситуации.
Медведи врываются в двери школы, выламывая их, и слегка поскальзываются на мраморном полу, выпускают когти.
Я вырываюсь из-за угла, где пряталась, и кидаюсь им навстречу так, как будто хочу обнять всех троих, как будто мы не виделись тысячу лет и наконец-то нашли друг друга.
Мы превращаемся в весёлую потасовку, катаемся по полу, смеёмся, я пытаюсь почесать их под подбородком и за ушами, часто моя рука оказывается в чьей-то пасти, огромной и красной, но эта пасть тоже захлёбывается от радости и прикосновения зубов очень нежные.
Они по-прежнему очень большие, но это не вызывает никаких неудобств.
В этой потасовке мне не больно, не страшно, но хорошо почти до слёз, как бывает от очень сильной любви.

Дальше я помню ещё много подробностей, но все ключевые моменты здесь.
В школе большой праздник в честь нашей встречи. Взобравшись на спину одного из медведей, я еду по школьному стадиону.




@темы: dreams, itselle, peter's

18:59 

2016: ВО СНЕ

верхом на ките
В последнее время запоминаю сны. Удивительно. Обычно это редко со мной бывало. Ночью перемещаюсь в мир, где события столь же реальны, ощутимы, плотны и интересны, как и в дневном мире.
Дни насыщеннее, чем когда-либо прежде.
Сплю при этом мало, обычно шесть часов.
В основном, на спине.
Ужинаю за три или четыре часа до сна.
Встаю или в 4:30, или в 5:00. Может быть, с этим связано то, что удаётся вспомнить то, что снилось.
В целом - всё время ощущение проникновения в какое-то иное пространство, ощущение собственных возможностей меняется.

Сон про конец света.

Мы в Герцег-Нови. Поздний летний вечер, очень тепло. Звёздное небо. В городе горят огни. Мама и папа тоже в городе, приехали к нам.
Мы поднимаемся от круга к Дубраве. Это тот длинный подъём, где все машины сильно разгоняются. По правую руку - глубокий овраг, там много домов.
По левую руку - тёмный массив Савинской дубравы, стена деревьев, монастырь и кладбище, скрытые в чаще.
Это совпадает с реальностью.
Мы едем на машине. Я сижу на заднем сиденье. О чём-то разговариваем.
При этом я могу видеть небо над машиной, как будто у неё нет крыши.
Мы замечаем, что луна необычно большая и чёрная.
Это не вызывает ни волнения, ни тревоги, хотя кажется нам довольно странным.
Мы обсуждаем возможные причины того, что луна чёрная. Физически уже никуда не двигаемся, все разглядывают небо, словно переместившись на крышу нашего дома.
Тогда мы замечаем, что и звёзды необыкновенно велики, а также то, что на небе проявилось несколько далёких планет.
В окружении больших звёзд мы видим планету с кольцами, она чёрная, а кольца слегка серебристые. Благодаря им, а также спутникам планеты, можно узнать в ней Юпитер.
Я хорошо помню, что у нас были какие-то планы на вечер, мы ехали домой и собирались провести время вместе, но сейчас то, что творится на небе, нарушает наши планы. Мы не можем продолжать жить обычной жизнью, потому что очевидно происходит что-то особенное, непонятное и оно не может не затронуть всех нас.
Следующая картина: мама стоит около меня по правую руку, папа по левую. Мы все смотрим вверх.
Сверху на нас опускается огромный чёрный шар. Он падает с неба, его размер просто невозможно представить, потому что он - та чёрная планета, которую мы видели прежде. Всё происходит в полнейшей тишине.
Мама исчезает, будто её относит куда-то вправо.
Папа исчезает, будто его относит куда-то влево.
То, что это смерть, и то, что это неизбежно, не вызывает во сне ни малейшего сомнения, но при этом не вызывает и страха.
Соприкоснувшись с чёрной планетой, я исчезаю и перестаю чувствовать.
Тела больше нет, но при этом что-то - какая-то точка удержания внимание, нечто, что продолжает осознавать и понимает, что происходит, остаётся.
Быть так - очень приятно, хорошо. Нет звуков. Нет ощущений. Нет вопросов. Нет ответов. Исчезает какая-то боль. Ничего нет, и это уютно, спокойно, правильно.
Потом я прихожу в себя в кафе, лёжа на полу около кофемашины.
Очень тихо. День, но каким-то образом я знаю, что в городе никого нет. Я очнулась после того, что случилось, и это не было гибелью мира, просто как-то очень сильно его изменило. Я знаю, что мне предстоит искать людей, мне нужно будет найти Владо в первую очередь и я сделаю это, но пока нужно осмотреться.
Всё оборудование работает. Горят радужные лампочки над барной стойкой. Музыки нет, слышно только гудение моторов.
Я пробую руки, ноги, всё остальное. Тело работает, но при этом любое моё движение отзывается и в окружающем мире. Подробностей восприятия здесь не помню, но что-то вроде того, как если я качну головой, то закачаются лампочки над стойкой. Если я потянусь, то холодильники снизят температуру. Как будто мир - всё, что вокруг, - отражает любое моё движение, физическое или мысленное, и воспринимает его, реагирует на него.
Это результат соприкосновения с чёрной планетой, в которой мы узнали Юпитер.
Всё стало единым. Больше не существует границ.

@темы: dreams, herceg-novi, itselle, yoga

18:01 

2016: О том, чего хочется

верхом на ките
Как быть счастливой? Как всё успевать? Как не поддаваться унынию? Чего я вообще хочу и куда двигаюсь?
Недавно я размышляла обо всём этом в действии, а потом села и для начала составила список, выделила самые важные сферы в жизни. То, что делается. То, что хочется. То, что интересно. То, что необходимо. Вот такой у меня получился план на ближайшее время - наверное, на ближайший год.

1. Кафе "Peter's Pie & Coffee"
Это наша основа, источник средств к существованию, живой механизм, который нуждается в нас, во мне - в моём физическом и творческом присутствии.
Сейчас мы работаем вдвоём, ребят на зиму отпустили - для них работы нет. Full-time - c 7:30 до 21:00 примерно.
Это интересная практика. Всё время нужно быть "при исполнении", но при этом провести столько времени в постоянном напряжении невозможно. Мы уже проходили это в первые годы работы в Черногории и я до сих пор ощущаю последствия этого трудного, изматывающего времени.
Сейчас работаем по-другому. С уходом ребят высвободилось огромное количество энергии, которое уходило на контроль, делегирование задач и общее ощущение бессмысленности происходящего. Если её распределять правильно, то сил хватает на всё и с избытком.
Знаю, что впереди лето, а летом скорости выше, людей больше, так что будет немного труднее, чем сейчас.
Использую это время, тренируясь быстро переключаться, учусь отдыхать и расслабляться, а также делать всё внимательно и с удовольствием. Это самое главное. Это время моей жизни. Это то, чего я хотела. Это моя жизнь.

В кафе всё устроено так:
- работа на кухне (десерты, выпечка, хлеб, сэндвичи, супы, горячие блюда - разработка, приготовление, сервировка)
- работа в баре (кофе, соки, смузи, чай, алкогольные коктейли - разработка, приготовление, сервировка, обучение)
- общение с гостями (то, ради чего всё это вообще затевается)
Часто эти три вещи приходится делать одновременно - сложно, но уже получается лучше, чем прежде.

- новое меню
- новый сайт (структура продумана, но не хватает усидчивости, чтобы довести это всё до ума)
- нормативы для кухни (рецепты, фотографии, инструкции)
- страничка в facebook (вести, следить, отвечать на комментарии)
- инстаграм кафе и его связь с facebook

2. Йога

- преподавание
- собственная практика
- медитация
- чтение, видео, постепенное изучение анатомии, физиологии, философии и истории

Сейчас я веду классы один или два раз в неделю. Приходят от девяти до четырнадцати человек. Возраст - от 25 до 60 лет. Некоторые только начинают, многие уже знакомы с йогой.
Иногда следую написанной заранее программе, иногда приходится импровизировать, потому что группа оказывается более многочисленной и менее подготовленной, чем я ожидала, и тогда приходится больше времени уделять объяснениям, контролю.
Комментарии даю на русском и на сербском, группа смешанная. Когда летом мы начнём заниматься на пляже, нужно будет подготовиться к инструкциям на английском, с этим пока я чувствую себя не очень уверенно.
Интересно, что я сама очень расслабляюсь во время занятия. Несмотря на то, что постоянно приходится говорить и удерживать вниманием всех остальных, несмотря на то, что показав позу, я встаю, хожу и поправляю, тело - расслабляется. Чувствую, как уходят напряжения в лице, в животе, дыхание становится свободнее и глубже, расслабляются какие-то небольшие незаметные мышцы в ногах, в спине.

Сама занимаюсь по утрам с 5:30 до 7:00. Часто - интуитивно, иногда - заранее подготовив программу. Акцент на релаксацию, активацию парасимпатической системы, растяжку, техники, задействующие тазобедренные суставы (моя запертая область), перевёрнутые позы и техники, стимулирующие венозный отток (просто необходимо, когда в кафе проводишь на ногах 10-12 часов). Дыхание: капалабхати для разминки, уджайи - для концентрации и расслабления, нади шодхана - для восстановления баланса.
Медитация - всячески её избегаю, конечно, это сложно. Ум не хочет, ленится, боится, ищет отговорки.
Редко удаётся посидеть, обычно просто тренирую концентрацию в каких-то рабочих процессах. Слежу за дыханием.
Но чем дальше, тем сильнее ощущаю потребность в ней. Это хорошо. Естественный процесс идёт.


3. Учёба

- шведский язык
- финский язык
- обучение тайскому массажу

Я мечтала говорить по-шведски с тринадцати лет. Сейчас это уроки с Ханной, самостоятельная работа, видео, чтение. Мы занимаемся один раз в пару недель, чаще не получается, но я уже ощущаю, как что-то сдвинулось. Я понимаю Ханну. Иногда я понимаю целые фразы из шведских блогов, которые читаю. Я могу прочесть начало "Мадикен из Юнибакена".
Финский язык медленно вспоминаю по учебникам. Многие вещи мы оставили в Москве, уезжая, но вот учебники финского я взяла с собой. Летом к нам приезжают трогательные лесные финны из Восточной Финляндии, как правило, они плохо говорят по-английски. Но стремление учить эти северные языки - начинается раньше стремления к коммуникации с людьми, оно где-то очень глубоко, как будто я пытаюсь вспомнить то, что знала очень хорошо, но забыла. Думая о севере, я думаю о камнях и деревьях, для общения с ними не нужны никакие слова, но всё-таки мне нужно знать эти северные языки - это язык моей магии, моего дома, моей души.
Тайский массаж - планирую закончить курс зимой, когда будем в Москве.

4. Рисование, живопись
- акрил, масло, палитры, саамские петроглифы, деревья, животные - большое пространство для бесстрашной игры, источник удовольствия, восстановления сил.

5. Блог на wordpress.com

-
удобная навигация
- несколько новых разделов
- записать дневник из Хо
- один пост в неделю
- небольшая камера, чтобы всегда иметь её с собой, для фотографий и видео

6. Чтение

Я знаю, что уже никогда не буду читать книги десятками, как это было во время учёбы в Литературном институте.
Сейчас я читаю меньше, но зато я куда внимательнее.
У меня есть книги, которые я прочла или которые читаю, возвращаюсь к ним, примериваю на себя и - самое главное - прочитав, действую.

- Роберт Свобода - о законах карме, об аюрведе;
- Флоринда Доннер - её книга "Жизнь в сновидении" помогла мне понаблюдать за своим поведением, выделить какие-то уловки, которые я неосознанно использую, чтобы добиваться желаемого, но при этом упорно оставаться несчастной;
- Тайша Абеляр "Путь женщины-воина" - тоже симпатичная книга об энергии;
- Сельма Лагерлёф - воспоминания о детстве в усадьбе Морбакка;
- Лиз Бурбо - о принятии себя, травмах, масках, которые мы формируем, чтобы избежать боли. Много полезного, а пишет, как будто уютная бабушка заваривает тебе чай.
- Карлос Кастанеда
- "Бегущая с волками" Клариссы Эстес - много вдохновения для изменения отношения к своему телу, для того, чтобы начать знакомство с ним, опираясь не на травмирующий детский и юношеский опыт, а как-то по-другому - с чистоты, с уверенности, с принятия.

7. Осознанное питание

Понемногу учусь правильно кормить своё тело.
Трудно это как-то назвать или описать. Стараюсь опираться на настоящий момент и задачи, которые передо мной ставит день; выключаю ум, который наполнен страхом, запретами и чужим мнением; закрываю глаза, сочетаю имеющуюся на данный момент информацию с потребностями, которые ощущаю.
Не ем от страха. Не ем от обиды. Не ем от усталости.
Делаю это магическим процессом. Пробую жизнь и смерть. Мясо из рук охотника. Рыбу из рук рыбака. Но это трудно, почти не могу всё-таки.
Поэтому внимательнее подхожу к растительному рациону, источникам белка, травам, специям.


8. Наблюдение за своим умом.
Контроль эмоций.

Это одна из самых важных повседневных задач, постоянная практика.
Я заметила, понаблюдав за своими близкими, что унаследовала с одной стороны - стремление обижаться и винить в своём самочувствии других, а с другой стороны - готовность обвинить себя саму в происходящем, запретить себе удовольствие, спокойствие, счастье, жизнь.
И одно, и другое одинаково обессиливает, лишает энергии ум и тело, и может привести к смерти.
Стараюсь быть очень внимательной к происходящему внутри.
Ловлю - обиду, раздражение, зависть; рассматриваю, объясняю сама себе их источник, принимаю.
Иногда получается, иногда нет, но самое главное - получается не отождествлять себя с этими чувствами.

Ум очень беспокойный. Всё время чего-то хочется. Всё время кажется, что делаешь недостаточно. Всё время кажется, что нужно куда-то уехать. Всё время страх не успеть.
Все путешествуют, достигают успеха, всё успевают, учатся.
На випассану! На семинар! На ретрит!
Учиться! Уединяться! Встречаться с собой! Получать информацию!
На семинарах всегда встречаешь таких радостных людей, у всех такие сияющие добрые глаза.
А я? Уже 28 лет, а ничего не знаешь. Ни в чём толком разобраться не можешь. Система координат не определена. Ешь как попало. Эмоции - бомба. Тело - просит о помощи.
Каждый день я слушаю эту встревоженную болтовню и отпускаю её.

Уверена: всё, что нужно у меня уже есть. Вот эта потрясающая страна: ледяные реки и глубокие каньоны, такая красивая, что я иногда не могу поверить в её существование. Уже необыкновенно родная. Каждый день я провожу у моря, а когда вода станет чуть теплее, я куплю ласты и буду учиться нырять.
У меня есть работа, наше пространство, которое мы создаём уже пять лет за дня в день. И не всегда все удаётся блестяще, много ошибок, которые уже не исправить, ведь мы начинали, не имея никакого опыта, с чистого листа, каждый день проверяя себя в действии, в неизвестности, и каждый день это кафе является воплощением нас самих, наш дом, и крепость, и душа, и это большое счастье - когда у тебя есть работа, которая не истощает, когда у тебя есть то, во что ты веришь, и это приносит радость не только тебе одному.
Мой распорядок дня и так напоминает расписание випассаны, мой собственный монастырский устав, строже не придумаешь.
И всё вместе это даёт мне возможность практики осознанности, внимательности, доброты. Каждый день, каждый час, наяву и во сне.
Для того, чтобы научиться чему-то, мне не нужно никуда ехать, на самом деле мне сейчас нужно никуда не уезжать. Принять свою жизнь. Перестать бояться её и отказываться от неё.
Информация, не претворённая в действие, мало что значит, чтобы узнать - нужно делать. Сейчас для меня пришло время узнать себя в действии.
Добрая или злая? Смелая или нерешительная? Недоверчивая или открытая?
Когда пять лет назад мы уезжали из России без обратного билета, мы и не представляли, с чем нам придётся встретиться. Пять лет я решала другие вопросы и убегала, потому что не очень-то приятно признавать в себе жадность, страх, обидчивость, бессилие, лень, апатию и самодовольство. Я боялась усталости, боли и открыться, потому что иметь кафе - во многом значит иметь открытое сердце и бесстрашно позволять всем увидеть тебя. Мы долгое время платили зарплату команде, чтобы я могла спрятаться дома от чужого внимания, ответственности, взглядов. Но теперь время убегать для меня закончилось. Я готова встретиться со всем, что меня ждёт. С радостью принять любую работу, любой опыт, потому что всё не случайно. Я хочу смотреть. Я хочу видеть.
Я хочу быть живой.

Внимательной, живой и бесстрашной.

"Жить с реальностью, в сущности, означает последовательно предваться тому, что есть.
Сотворив свою собственную вселенную со своими кармами, вы вынуждены жить в ней. Всякий, посеявший ветер, в конце концов пожнёт ураган. Но люди пытаются спастись от своих кармических штормов, прячась за психологические стены. Однако на всякое укрытие найдётся свой ураган, землетрясение, наводнение или пожар и практически каждому рано или поздно приходится переживать состояние экзистенциальной бездомности. Религии играют роль хороших придорожных гостиниц: в них можно укрыться на любой выбранный вами срок - по крайней мере до тех пор, пока не грянет буря, которая разнесёт укрытие на куски"

Роберт Свобода
"Законы кармы"




@темы: herceg-novi, itselle, peter's, yoga

19:51 

BECOMING

верхом на ките
Я очень боюсь забыть, перестать так остро понимать - как всё это происходит, поэтому нужно записать.

В конце июня настало время, когда нам пришлось уволить Борко. Но на самом деле для меня эта ситуация - не про Борислава; происходящее - о моём действии, о моей свободе, обо мне.

В Барселоне Нина говорит: - Ты готова? Пойдём поработаем.
И мы поднимаемся на террасу, где её зимний сад, сауна, кофемашина и диван, на котором можно расслабиться. За большими раскрытыми окнами сумерки поднимаются из долины, на самом её дне горят дорожные знаки барселонского шоссе и время от времени слышна электричка.
Я впервые оказываюсь один на один с такой сильной женщиной, которая видит меня насквозь; ничего ко мне не испытывает; не имеет никаких причин жалеть меня и говорить неправду; но может действительно помочь.
Она может помочь мне проснуться. Она первая говорит - Ты спишь. Уже очень долгое время ты - спишь.
Саша говорит: - Почему ты так напряжена и испугана? Почему ты уверена, что люди отнесутся к тебе плохо?
Она спрашивает: - Ну, с чего начнём?
Я много думала о том, что происходит со мной, поэтому мне приблизительно понятно, с чего нужно начинать.

Я не чувствую себя живой уже очень давно.
Я уже очень давно не чувствую себя собой.
Это понимание возвращается ко мне иногда, когда я танцую; но этой энергии не достаточно. Я не могу собрать её - когда я перестаю танцевать, она уходит.
День за днём я чувствую себя бессильной и исчерпанной, истощённой. Правильные действия - есть, мы выбираем место для жизни, которое не отнимало бы у нас силы, уезжаем из мегаполиса, строим работу, которая приносит радость и даёт почувствовать себя свободными, живём у моря, но внутри ничего не меняется. То же состояние, как и в Москве. Пять лет назад. То же состояние, как и в Уфе. Десять лет назад. Я чувствую себя беспомощным испуганным ребёнком, я чувствую необходимость защиты, постоянную усталость. Мне трудно решиться на что бы то ни было, я не вижу моря, мимо которого хожу каждый день. И ничего не меняется.

Перед началом 2014 года я много ходила: я выходила на просёлочную дорогу и просто шла, одна, молча, натянув поглубже шерстяную шапку из Даларны, глядя на землю, на поля с пожухлой травой или на большое холодное озеро. Нужно было вернуться к началу вечернего класса, поэтому я никогда не уходила очень далеко. Снега в тот декабрь не было и мы встречали новый год в кромешной темноте. Я проходила Эккебаккен, конюшни, левады и углублялась в лес. Я просто шла и смотрела на сосны, валежник и мягкий мох, на закрытые покинутые домики в чаще и на большие, ухоженные фермы, откуда на меня лаяли собаки. Я останавливалась, чтобы послушать шум ручья. Я ни о чем не думала во время этих прогулок. Это получалось очень естественно.
Каждый день около полудня мы практиковали йога-нидру. Мы ложились ногами к югу, головой к северу, вытягивали позвоночник и как следует укрывались. Ведущие выключали свет, шторы на окнах были закрыты. Перед началом практики нужно было загадать желание. Или создать намерение, можно и так сказать. Сделать как будто оттиск этого желания в своём подсознании, запечатлеть его и потом уже забыть, больше не думать о нём. Но оттиск останется и он будет работать.

Я долго думала, чего я хочу. Материальные вещи сразу отпали. Заветные желания не бывают про машину, красивое платье или палатку.

Я подумала, что хочу быть счастливой. Для этого надо было согласиться с тем, что прежде я счастливой не была; это было неприятно, я сопротивлялась, но потом согласилась.

Я подумала, что хочу, чтобы меня любили. Для этого надо было согласиться с тем, что прежде меня не очень любили; это было неприятно и вызывало много вопросов, я сопротивлялась, но потом согласилась. Я не раз хотела сама разорвать отношения, всё закончить, искать (что? что ты будешь искать?) в другом месте. Иногда я думала, что окончание отношений вернёт мне свободу, избавит от скованности. Но это тоже было не про заветные желания, это была просто беспомощная мечта о волшебнике, который придёт и всё изменит. Это опять исключало мою внутреннюю работу, моё действие, мою ответственность, меня. Можно было бесконечно менять обстоятельства и города, но я уже пробовала это, и это не работало, нужно было изменить что-то внутри.

Я подумала потом, что хочу стать живой. День за днём проходит, я ложусь спать усталая и разочарованная, а потом всё повторяется.
Конечно, со стороны этого не видно.

Моя жизнь может казаться весёлым развлечением: море, собственное кафе, созданное с нуля, загар, тёплый климат, запах Средиземноморья, любимый человек, активные, уверенные в себе родители, но что-то не позволяет мне участвовать во всём этом. Я волоку за собой своё бессилие, и всё, что впереди, вызывает у меня только страх. Но ведь так не может продолжаться вечно, подумала я. Когда-то это должно закончится, что-то должно измениться. И это было уже ближе.

Я подумала потом об огне, о сиянии. Я вспомнила тех людей, которые восхищают меня. Я подумала, что хочу стать такой живой, чтобы светиться от переполняющей меня любви. Я не хочу ждать, я не хочу просить и получать, я хочу быть, я хочу сама делиться с другими тем, что иногда чувствую, но что всегда гасло под напором других людей, обстоятельств, обязательств, чужих ожиданий.


Я подумала, что хочу стать женщиной.

Я подумала, что хочу стать собой.
И это было заветное желание, и это было одно желание, а не два разных.

Я лежала в темноте под тёплым шерстяным одеялом в комнате, где также лежали и думали о своих желаниях и о своей жизни ещё тридцать два или тридцать три человека. Я не знаю, чего они хотели. Я точно знаю, чего хотела я.


А понять, чего ты хочешь, - не так уж и мало.

Это намерение существовало внутри целый год. Я начала вспоминать. Я попыталась вспомнить: когда мне стало тяжело и неинтересно? Когда мне стало страшно? Когда это началось? Сначала я подумала: пять лет назад, когда мы встретились с Владо и я успокоилась, т.е. переложила на мужчину заботу о себе, принятие решений и ответственность, отдала свободу в обмен на безопасность. Но это не так. Подобная картина даёт мне повод обвинить его в чём-то и взвалить ответственность за те или иные шаги на него одного, но - мы всё делали вместе, и - я не жила и до встречи с ним.
Потом я подумала - пятнадцать лет назад, когда я перестала танцевать, предала то, что действительно любила, для того, чтобы стать удобной и хорошей для родителей, чтобы не чувствовать себя отвергнутой ими, потому что не могла больше выдерживать постоянного домашнего противостояния, идти домой как на войну. Но всё не так просто, не так однозначно и не так очевидно; и я думаю, мне придётся вспомнить, увидеть и записать ещё множество историй.
Когда мне перестало быть хорошо просто от того, что я есть? Когда я перестала понимать, как нужно говорить, смеяться, хотеть, когда я стала бояться внимания и захотела быть невидимой, для мужчин и для женщин, когда я сама отказалась от того, что мне так нужно?
И - что это?

Потом прошёл год. Я получила много подсказок, это намерение как-то существовало внутри, что-то даже стало получаться. Я вспомнила, что я люблю; я вспомнила, что значит вообще - иметь какие-либо желания, говорить о себе без чувства вины, просить о помощи, расслабляться, я начала одеваться, опять начала читать, испытывать интерес к людям, смогла смотреть в глаза детям, но это были вспышки и периоды. Где-то в самой основе ничего не менялось. Мне было трудно решаться. И на физическом уровне ничего не менялось. Тело может говорить, и оно по-прежнему говорило, что у него проблемы: врачи говорили - детка, у вас столько всего не в порядке, вам надо изменить питание; а я точно знала, что проблема не в том, что я ем, а чего нет.


В то июньское воскресенье я сделала то, что посоветовала мне Н. в Барселоне.

Я попросила - то, не знаю что.

Я попросила - вернуть мне то, от чего я сама отказалась
Я сказала, что я была не права.
Я сказала - пожалуйста.
Я была одна, на крыше, совершенно спокойна, собрана и расслаблена одновременно, внутренний диалог приостановился и я смогла сконцентрироваться на том, что происходит.

- Ты увидишь изменения на физическом уровне в течении следующих семи дней, - сказала Н.
В среду вышла эта ситуация с Борко, в субботу мы расстались с ним и он вернул ключи.
Я знала, что мы не решились бы на это, если бы я не накричала на него, если бы я продолжала как и раньше быть жертвой, терпеть неудобство, искать компромисс.
Я поняла, что ко мне вернулась какая-то сила. Какая-то пока непонятная, но настоящая.
И что теперь всё будет не так, как раньше.

Вот об этом был мой год.


@темы: yoga, itselle, herceg-novi, 365

11:36 

GOD JUL!

верхом на ките
Вчера, растапливая красный сургуч и запечатывая подарки для В., я вновь ощутила вот это: колдовскую тишину декабрьской темноты. Свою связь со снегом, с камнями, с землёй, с деревьями. Время глубоких перемен, которые не всегда видимы сразу. Предчувствия и желания. Намерения и подсказки, которыми наполнены дни и ночи. Растущая луна, которая должна показаться целиком именно в канун рождества. Прибывающая сила.

В один из последних дней в Чирали, лёжа на полу в Лимонном зале, я прикидывала весь объём домашней работы, который мы увезём с собой на зиму, и раздумывала над тем, сколько всего ждёт меня впереди. Мне было немного грустно, потому что курс заканчивался, две недели интенсивных занятий подходили к концу и близилось время собирать коврики, методички, аудио-записи лекций и покидать уединённый мир апельсиновых садов и гранатовых деревьев на юге Турции. Возвращаться в свою повседневность, где нужно будет осваиваться заново, вместе с новыми знаниями и задачами.
Я сентиментально грустила, потому что тогда мне просто хотелось танцевать в солнечном свете на деревянном полу и не хотелось думать о будущем, и не хотелось покидать это место, ставшее за две недели таким родным и близким: шум ветра в листьях банановых пальм, крики петухов и призыв к молитве с минарета, ночные грозы, притаившиеся в громадных облаках над морем, и пролетающий мимо в звёздном пространстве чистого ночного неба самолёт. Я чувствовала себя немного усталой, но всё-таки постепенно мне удалось отделить чувства от другого, настоящего ощущения происходящего, и я перестала делить мир на желания и необходимости.
Я подумала, что не хочу ни от чего убегать.
Я готова двигаться вперёд и принять всё, что придёт ко мне.
Повседневность должна стать не моим врагом, но моим союзником и учителем.
Тёмные зимние утра и короткие, ослепительные зимние дни, затяжные дожди и грохочущий южный ветер, списки дел, рабочий круговорот, звонки домой, задолженности, то, что кажется лёгким, и то, что кажется неподъёмным, - всё станет частью практики, всё превратится в один поток, для всего найдётся своё время. Выкладка десерта на витрину или тяжёлый разговор с бухгалтером, чтение священных индийских текстов или набор заказа для магазина, составление первой программы для занятия или танец в пустом и светлом зале, закупка продуктов для кафе или подсчёт годовых расходов и доходов - между этими вещами вовсе не так много разницы, как мне кажется сейчас. Завтра я должна была уезжать и единственное, о чём я просила: чтобы повседневность стала моим союзником и учителем, потому что впереди много работы и мне нужна помощь, время и пространство, сила и энергия.

Курс закончился в конце октября и уже два месяца я внимательно приглядываюсь к тому, как исполняется моя просьба. Я стараюсь не торопиться и по вечерам не грустить о том, чего не успела за день, но вспомнить о том, что я всё-таки сделала. Именно в декабре изменения становятся действительно видимыми.

Я каждый день пеку имбирное печенье и шафрановый кекс с апельсином и шоколадом, так что кафе наполнено праздничным ароматом специй.
Мы работаем в кафе втроём: я, Милан, Стефан, а по выходным к нам на подмогу приходят ещё Иван и Марко.
В. больше работает в мастерской, поэтому я начала печь и хлеб тоже. Каждый день, когда я ставлю его в печь и он начинает подниматься, это маленькое волшебство для меня. А однажды, когда я отломила кусочек, то почти расплакалась - запах ржаного хлеба с корицей, маком и изюмом, почему-то перенёс меня на север Финляндии, где мы провели самые прекрасные снежные дни в своей жизни и нашли свой дом.
То, что В. проводит в кафе меньше времени, помогло мне стать более ответственной, серьёзной и внимательной к происходящему здесь: рядом больше нет никого, на кого можно было бы переложить часть забот. Однажды утром я открыла дверь и ступила в воду: порвался один из шлангов, идущий из системы к кофемашины, и целое утро мы со Стефаном ходили босиком, по щиколотку в воде, выгоняя её в раскрытые двери. Но почему-то вместо того, чтобы переживать, мы хохотали, поджимая замёрзшие пальцы, и радовались, что никого не ударило током и никто не порезал ноги, ведь в кафе то и дело что-то разбивается и поэтому вода могла поднять множество мелких осколков из самых дальних уголков.
Отсутствие В. также помогает мне выстроить более крепкие, глубокие, свои собственные отношения с ребятами. Раньше я очень часто скрывалась за его спиной, а теперь у меня нет возможности не проявлять себя, свою собственную энергию - и это единственный способ узнать себя.
Нужно ещё аккуратно следить за финансовыми потоками, выручкой и выплатами, закупать продукты, и готовить основной блок десертов и еды.
Каждые выходные у нас есть работа, и даже в будние дни иногда бывает так, что заполнена вся терраса: для нашей локации это большой успех.
Я начала вести занятия по йоге: сейчас делаю пять классов в неделю для двух групп разного уровня.
К первому занятию я готовилась несколько дней, репетировала с таймером и с зеркалом, штудировала сербский словарь, осваивась с новыми названиями
частей тела. Очень волновалась. Как они примут меня? - ведь все привыкли к стилю и присутствию Владо. Но, кажется, всё идёт хорошо.

Однажды в декабре я вдруг почувствовала, что скучаю по Астрид Линдгрен. Пожалуй, если бы меня спросили сейчас, кто мой любимый писатель, я без промедления назвала бы именно её имя: её мужество, весёлая серьёзность, озорство и мудрость каждый день вдохновляют меня. Мы живём в присутствии её духа целый месяц - в те дни, когда я дома вечером, смотрим фильмы по её книгам, а вчера я начала читать на шведском "Emil i Lönneberga".
В этом году вообще многое поменялось: те вещи, которые раньше давались с трудом, вдруг стали получаться легко и радостно. Интуитивно почти я изобретаю свои рецепты, не ощущая никакой непосильности, и выходит интересно: шафрановый суп с лососем и сладким картофелем, разные чизкейки и десерты на сладкое, веганский брауни. Мы много мастерили в этом году: сделали книжные полки, сделали себе стол и за этим столом безумно приятно заниматься шведским с Ханной из Гётеборга.

В ноябре я также много читала и конспектировала: статья по йога-терапии гинекологических заболеваний, и статья о технике капалабхати, и лекции по тибетскому буддизму, посмотрела интересный фильм о бардо и тибетских практиках прощания с умершими, слушала "Катха-Упанишады". Собственная садхана занимала обычно два часа утром. В декабре у меня стало больше работы на кухне и больше классов, поэтому я стала немного позже просыпаться и немного меньше читать, но декабрь - это вообще особенное время. Время остановиться и осмотреться, увидеть всё то, что произошло за год. Поэтому я вернусь к чтению в новом году, а пока больше занята упаковкой подарков и домиками из имбирного теста, а ещё тем, чтобы оглянуться и осознать, как я изменилась.
Ведь в этом году я отметила свой день рождения на острове.
Ведь в этом году я набралась смелости и заговорила о своих желаниях.
Ведь в этом году я стала действовать, потому что эти желания были по-настоящему нестерпимыми.
Я хотела, чувствовала, что пришла пора превращать информацию в знания, приобретать свой собственный опыт и для этого нужно было уходить с поверхности, нужно было идти в глубину.
Это не всегда просто, и иногда после целого дня работы на кухне, когда мне нужно ещё провести два вечерних класса, я чувствую себя просто замёрзшей, голодной и усталой, хочу в тепло и лежать, но это секунды уныния, которые вдруг уходят непонятно куда, стоит мне подумать о тех людях, которые будут ждать меня в зале через полчаса. Возможно, они тоже голодны и очень устали, и им хочется только, чтобы в зале было тепло и лежать, но мы встретимся там для того, чтобы начать очень необычное путешествие и я знаю, зачем я в него отправилась.
И я никогда не смогу повернуть назад.

А ещё что-то проснулось внутри. В этом году я открывала свои сильные и слабые стороны, стараясь не гордиться первыми и не стесняться вторых. Увидела много страхов (страх материнства - физический и эмоциональный, страх признать свою собственную женскую природу, сознательный отказ от неё в подростковом возрасте, страх контакта, привычка быть жертвой и мысленно убегать из любой неприятной ситуации и не только это...) и приняла их, все их, стыдные и нелепые, смешные и сложные, как одну из граней того, с чем нужно работать. Очень долгое время моим учителем был мужчина и за время плотной работы с ним я научилась очень многому, я научилась выдержке воина и самоограничению, дисциплине и порядку, аккуратности и точности, но мужчина не может научить женщину быть женщиной, и, кажется, даже не может разбудить её, если она не готова. Кроме того, что я стала ещё более жёсткой, чем была, усвоив поведение иной, не своей природы, я также на несколько лет перестала смеяться и перестала танцевать, прочно закрыла низ живота и перестала дышать. В этом году я возвращалась к тому, от чего однажды отказалась, потому что быть женщиной в той действительности, которая окружала меня, было немного не достойно, пугающе и опасно. Шаг за шагом, сон за сном. И страхи понемногу оказываются не такими страшными, когда я распутываю очередную ситуацию, и понимаю, как они возникли. И возвращается голос, смех, ощущение правды, крепкость земли, ловкость, свет и уверенность.

С Рождеством вас, если вы отмечаете его сегодня!
Вечером я проведу очередное занятие, а потом дома мы будем слушать Леонарда Коэна и пить яблочное вино.
А потом наступит самая таинственная ночь в году.

@темы: yoga, itselle, herceg-novi, círculo polar, 365

17:41 

JULY: DU, JANA, VET VAD?

верхом на ките
в шведском сериале "vi på saltkråkan", который мы смотрим иногда по вечерам,
чёрвен часто говорит
- du, pelle, vet vad?

знаете - что?
- июль - время отдавать
- всё, накопленное за зиму, за длинные тёмные ветреные вечера. всё, собранное день за днём в путешествиях; всё, что видишь; всё, во что веришь. июль - время делиться, время делать, время рассказывать, время быть на виду, время встречаться и проводить время вместе с людьми
- мы все здесь
- киина из маленького городка в часе езды от осло и её высокий молчаливый парень с очень светлой кожей
- она кажется хмурой, но когда называет своё имя, она улыбается внутри - я слышу эту улыбку
- вигго из ставангера, который заходит выпить чашку американо
- мира и рой с чудесным лондонским выговором, которые внезапно приходят на утреннюю йогу: а классы всегда меняются, в зависимости от того, какие люди занимаются вместе с нами
- гоша с леной - их появление это такой неожиданный подарок
- мы все здесь. мы все потрясающие.
- и нам всем жарко ))

- эти жаркие дни перетекают друг в друга, ночи тёплые, душные и очень короткие
- тот день, когда "koala" привозит голубые бутылки prosecco blu и маленькое дорогое шампанское
- тот день, когда я вручаю водителям грузовика из "katunjanin" пару шоколадных маффинов и - отдельно, ещё один, специально для тины, маленькой мужественной женщины, которая принимает заказы с четырёх утра до пяти вечера и всегда улыбается, когда мы разговариваем по телефону
- тот день, когда уезжают младжо и лела, и на верхнем этаже опять становится тихо и безлюдно: опустевшие комнаты нагреваются за день, ставни закрыты, холодильник выключен
- тот день, когда мы относим на пляж огромный тирамису для команды, которая работает на "жабе"
- кажется, всё это один, невероятно жаркий, стремительный, яркий день


- две инспекции сегодня утром, когда терраса переполнена: санитарная и inspekcija za koriscenje prostora
- штрафов нет, но когда санитарная инспекция заходит на кухню, то я не могу не испытывать волнения
- учитывая, сколько вещей приходится делать одновременно: фруктовый смуви, два пирога, порция рисового карри, направить майю, пересказать все заказы ивану и перемолвиться парой слов с гостями, проходя из кухни в зал, где инспекция ждёт документов
- тем более, что наша кухня не идеальна и у неё есть, к чему придраться (декларации, мусорная корзина, и вообще наше право делать всё, что мы делаем в таком крошечном помещении )
- всё это требует определённых действий: и после полудня мы садимся обсудить и спланировать осень - возможно, придётся превращаться из кафе-бара в ресторан
- в первый раз, общаясь с инспекторами, я очень сильно напряглась и чувствовала себя, будто пришла на экзамен, о котором не подозревала
- наверное, потому что это произошло в одиннадцать часов вечера, когда мы закрывались
- а в тот день я работала с шести утра, и в этот момент замешивала тесто для завтрашней выпечки, и знала, что придётся задержаться надолго после закрытия - и глаза так устали, что я почти ничего не видела
- но с каждым разом - а инспекции почти всегда достаются мне, потому что в. в это время работает с хлебом и не может оторваться - всё происходит спокойнее и спокойнее


- пропустили второе открытие шоколадницы - теперь ею занимаются света и виталий, теперь это их пространство
- они устроили музыкальный вечер со струнным дуэтом и сладостями, но мы решили не ходить
- я люблю быть дома вечером
- дом - совершенно иное пространство, отличное от громкого, насыщенного, быстрого, людного и весёлого мира нашего кафе и его окрестностей, пляжей, тёплого, почти горячего моря
- дом - это огромные сосны. котята, карабкающиеся по виноградной лозе. сыч, приветствующий ночь тонкими сиплыми вскриками. мята, базилик, шалфей и лаванда, ждущие вечернего полива. свечи в глиняных мисках. тонкий, как струна, звон комаров. возможность принять контрастный душ. возможность молчать. возможность лечь и устроиться на зелёном покрывале. возможность окинуть внутренним взглядом всё, произошедшее за день, проверить, всё ли в порядке, вернуться назад шаг за шагом, ещё раз почувствовать всё, что было.

- знаете что?
- то, что мы все здесь. и все мы просто потрясающие.

***


@темы: peter's, itselle, herceg-novi, 365

23:13 

JUNE: BEING AWAKE

верхом на ките
Сегодня я наконец навела порядок в доме. Впервые после возвращения.
Сначала нужно было подхватить все текущие дела с кафе и магазином, с арендой террасы и ворохом счетов, с видом на жительство и разрешением на работу. Потом вернуться к родителям и Т.Н., к этому кругу семьи, который сейчас нас окружает. Потом отыскать все книги, начать чтение и начать все маленькие личные проекты, которые нельзя больше откладывать:
- учиться говорить о своих желаниях - себе, партнёру и другим
- проводить время наедине с собой
- учиться отдыхать
- учиться спать
- начать учить шведский язык по скайпу
- вспомнить основы итальянского языка
- танцевать

Возвращение из Барселоны: я помню свои сны, стараюсь быть честной и присутствовать во всех своих переживаниях в каждый момент времени. Это непривычно и иногда неприятно. Когда Борко опять недоволен и агрессивен; когда родители приближаются без предупреждения и - прежде чем успеваю проконтролировать - по инерции оказываюсь как будто в коридоре чужой воли, которая сильнее меня, которая с детства давит меня; когда Т.Н. говорит что-то и я реагирую, но с превосходством, без какой-либо попытки помочь; когда нужно увидеть и признать свои - маленькие и большие, но по сути одинаковые - косяки, попытки солгать, отговорки и уловки, чтобы только не признавать собственную неправоту, вину, ошибку, лень и невнимательность; и вместе с этим большие вопросы - чем я хочу заниматься? почему я ощущаю себя нереализованной? почему я ощущаю себя использованной? зачем я решаю так себя чувствовать? почему я делаю довольно паскудные вещи своим близким? где я хочу быть? с кем я хочу быть? в какой стране жить? Всё это - вернее, попытка не убегать от всего этого, от всех этих вопросов разом - упадок энергии, несколько дней всё время хочется спать, чувствую только обессиленность, но постепенно - шаг за шагом, сон за сном, признание за признанием - это состояние сменяется другим.

Читаю две книги, делаю конспект: "Пять травм" Лиз Бурбо и "Магический переход" Тайши Абеляр.
У нас был пробный урок шведского с Ханной из Гётеборга, после которого я заказала учебники на итальянском амазоне и они вот-вот приедут.
Стараюсь вспоминать сны после пробуждения, это кажется важным, но пока не знаю, как подойти к этой стороне жизни.

Очень много говорим с В. Наши отношения начались совсем не так как это обычно бывает и некоторое время я чувствовала себя странно: меня не завоевывали, а мне хотелось побыть принцессой; мы решили пожениться, чтобы было меньше вопросов в Черногории, и не сказали об этом никому; вместо того, чтобы обеспечивать себе какую-то материальную основу, немедленно заводить детей и двигаться по привычной всем схеме, мы снесли все привычные опоры, начали в чужой стране бизнес, в котором ни один из нас не имел опыта, вложили в это все свои сбережения, силы и время. Наша жизнь, те поступки, которые мы совершаем, - это вообще очень мало похоже на то, как принято жить, но мы выбираем именно то, что мы делаем.
Он выбирает меня - пять лет назад - когда я ещё не представляю, кем могу стать и стану ли (Н. говорит тогда - Она просто дичок. Сильная. Но ничего не знает), он выбирает меня не как женщину, а как возможность. Я выбираю его, не представляя, как больно будет личности услышать всё то, что ей предстоит услышать, какой огромный будет соблазн разорвать отношения и улизнуть от ответственности и от правды, что нужно будет выбрать - сбежать от боли, спасать собственную гордость и чувство собственного достоинства или столкнуться с ней, пережить её, принять её и проснуться.
Я не уверена, что я уже проснулась.
Но сейчас я ощущаю, что пришло время попробовать сделать это.

Сегодня мы приехали домой пораньше и у меня было время заняться домом.
Разобрала все покупки, маленькие и большие вещи из путешествия.
Сухие корни лакрицы. Красная тесьма для подарков. Настенные крючки. Три коробочки мыла из Скансена. Тетрадь для записи воспоминаний. Керамические тарелки, которые нам подарила Ольга. Лавандовый мёд. Деревянные лопаточки для масла. Тёмно-синие кухонные полотенца. Коробочка для бэнто с тоторо, сестра-близнец первой. Книга My New Roots, мой подарок на др от В. Кофейные зёрна в шоколаде. Шоколад без сахара из кондитерской Яна Дюше. Книга Менегетти "Женский ум в проекте жизни" (хотя Нина говорит, что её ещё рано читать). Жасминовое масло. Жёлтый глазурованный полумесяц из Стамбула. Открытки из Юнибаккена. Хрустящие ржаные хлебцы с мёдом. Лакричный порошок. Карта Стокгольма. Карта Барселоны. Книжки на шведском.
Столько вещей.
Сегодня я выбросила многое из того, что долго стояло на полках.

Вчера вечером просто легла отдохнуть. День был очень длинный и насыщенный, как и каждый день сейчас. Практика, работа, гости, уборка в зале, последний урок йоги в нашем зале, а пока мы занимались в кафе закончилась вода - т.е. вообще, ни капли, неоткуда делать кофе и мыть посуду, а это воскресенье! Резервуар пуст, в системе сухо, вода придёт только в семь вечера. И еще море, и потом ужин с родителями, и опять вопрос с водой. Дома я сделала маску для лица из белой глины, забралась в шавасану и вдруг поняла, что очень давно не отдыхала.

А ещё этим летом мы живём почти как люди. У нас есть ранние утра: я просыпаюсь всегда до будильника, просто от того, что птицы в сосновой роще и соседском саду начинают петь всё громче и громче. У нас есть вечера: мы не задерживаемся на работе после полуночи, мы ужинаем на крыше вместе с родителями или только вдвоём, дома горят свечи в глиняных мисках и есть время отдохнуть перед сном. У нас есть ночи: падающие звёзды, зелёные метеориты, телескоп и больше, чем четыре часа на сон. У нас есть дни: стремительная работа на кухне до полудня, большой список задач, знакомые с прежних лет гости и новые люди, звонки, заказы, закупки, бухгалтерия, устройство друзей на лето, поездки в Подгорицу или Будву, йога, магазин, планирование осенних путешествий или предвкушение зимы.
И у нас есть внутренняя работа: всё это время: те вопросы, на которые мы больше не боимся отвечать.

@темы: 365, herceg-novi, itselle, peter's, yoga

07:13 

верхом на ките
- Пиши, - говорит Нина в Барселоне.
Мы ужинаем в вок-буфете, совсем рядом с Триумфальной аркой. Я уже задала первый вопрос. Мы закончили есть, осталось только вино, и снаружи медленно темнеет.
- Заведи тетрадь, ручку, носи их с собой и записывай. Ты будешь вспоминать и забывать. Потом ты будешь вспоминать то же самое снова. Записывай детали, анализируй, делай выводы, смотри. Не важно, что происходит вокруг: твой муж, твоя семья, твоё кафе, твои подруги или что-то ещё. Отложи всё, и записывай то, что вспомнишь. Это твоя самая важная работа.

В аэропорту Барселоны я покупаю тетрадь. Тетрадь и туфли, если точно.
Приехав домой, я вижу сон. В последнее время я редко помню свои сны, но этот - его последнюю часть - помню весь день.
Мы говорили о работе с травмами, о перепросмотре и анализе воспоминаний, но сны тоже кажутся важной частью этой работы.
Пересказываю Владо, чтобы не забыть, запомнить мелочи в словах. На следующее утро записываю.

4.06.2015.

(проснулась в 4:34)
Комната - похожа на гостиничный номер. Стены обиты тканью, диваны с резными деревянными ручками, тёплые тона, бордовые портьеры, золото. В комнате двое (похожи на Виталия и Свету, обладают какой-то силой) и ещё одна женщина (похожа на Свету, жену нашего гончара из Бара). Эти двое помогли женщине подыскать новый просторный дом - где-то на горе над Игало, на Сушчепане. Она испытывает благодарность и признательность. Её старый дом был очень маленьким: на неширокой, очень плотно застроенной улице - она здесь поблизости.
Я иду посмотреть этот дом: сразу из комнаты попадаю на улицу, о которой идёт речь.
Желание, намерение увидеть её дом = оказаться там, то есть намерение тотчас же становится действием, без заминки.
Дом небольшой: деревянный, с палисадником и цветами на окнах.
Я иду смотреть другие дома. Почти все из дерева, на вид им около восьмидесяти или ста лет. В этой части улицы ещё живут люди: сушится бельё, цветы, ухоженные дворы, подрезанные ветви деревьев с белой замазкой. По стилю дома не похожи на европейские или русские, скорее они напоминают турецкие виллы (недавно мы видели такие в Стамбуле). Сама улица довольна узка, во дворах много высоких тополей и дубов и вся она наполнена пением птиц (они поют снаружи, наяву).
Чем дальше я иду, тем больше вижу брошенных, покосившихся, пустых, сгнивших домов. Облупившаяся краска, рассохшиеся доски крыльца.
При взгляде на некоторые дома, на некоторые детали я вдруг вижу их историю, словно они сами рассказывают её, вижу картинки из их прошлого: приёмы, кареты, запряжённые парой, у ворот, аристократки в чудных нарядах, идущие по ступеням, старая, исчезнувшая жизнь.
Сворачиваю вправо в боковую улицу, очень увлечена таким взаимодействием.
В конце улицы первое высокое здание, многоэтажка. Продолжаю идти и рассматривать деревянные дома по обеим сторонам улицы. Вдруг появляется ощущение: что-то не так. Что?
Они все брошены, все рассохлись и покосились, нигде больше нет зелени, только гниющее дерево. Здесь давно никого нет. Очень давно. Оборачиваюсь к высокому зданию: выбитые стёкла, чёрные провалы окон, от стен отваливаются куски штукатурки.
Мне становится не по себе.
В беспокойстве оглядываясь по сторонам, задеваю ветки огромного дерева, свешивающиеся прямо в середину улицы. Нигде никого нет. Поют птицы.
Ощущение "не по себе" вот-вот перерастёт в панику.
Что-то не так!
По телу вдруг бегут мурашки, оно начинает вибрировать от текущей энергии - предельно отчётливое, физическое ощущение, которое я помню и потом наяву.
Понимаю: надо уходить. Две причины.
Первая: что-то идёт сюда. Нам лучше не встречаться.
И - где-то что-то происходит. Могу не успеть.
Выбегаю на главную улицу. Поворачиваю влево. Бегу обратно. Движение физическое, я больше не переношусь куда угодно по своему желанию, но совершаю каждый шаг. Улица незаметно переходит в коридор гостиницы. Налево - дверь в ту комнату, где мы были прежде. Направо - ещё одна дверь, туда спешно входят двое мужчин из службы спасения. Мне надо туда. Там кто-то повесился.
Входя, я вижу то, что уже знаю.
Там повесилась моя мама.
Верёвка, тело, её одежда.
Летний зелёный свет за окнами.
Это по-настоящему. Это значит - мы никогда большем не увидимся. Не сможем поговорить.
Я бросаюсь к ней быстрее мужчин и с неожиданной лёгкостью поднимаю её, петля соскальзывает, телу возвращается тяжесть, мы падаем на кровать, мама начинает дышать. Она жива. Она дышит и смеётся. - В какое хорошее место ты меня спасла! Ей нравится дышать, очень. Мы обнимаемся и смеёмся вместе.
Двое мужчин из службы спасения кивают и говорят, что всё в порядке, какой-то важный нерв не повреждён.
Ощутив, что всё закончено, я просыпаюсь: 4:34.
(в эту ночь было полнолуние)

Ещё одно событие, связанное со снами.
За несколько дней до поездки я поливала цветы в кафе и случайно задела ладонью кактус. Спустя пару часов появилось воспаление; очевидно, шип остался внутри, но он был таким маленьким, что я даже не могла его разглядеть. Всю дорогу он напоминал о себе, день за днём.
На следующую ночь сон был тоже огромный, развёрнутый и длинный, но я не могу вспомнить ничего. Кроме одной вещи.
Кто-то - мужчина, много старше, почти старик, - длинными щипцами вытаскивает этот шип из моей ладони. Он ухватывает его, почти не глядя, и эта заноза оказывается невероятно длинной, слегка изогнутой, как рыболовной крючок.
Днём, внезапно вспомнив это, я смотрю на свою ладонь. Воспаление ещё осталось, но уже проходит. Внутри ничего нет. И больше ничего не болит.

@темы: 365, itselle, сны

18:48 

MY MORNING FLOW

верхом на ките
За это лето у меня появилось несколько очень хороших привычек и я решила записать несколько из них.

5 ВЕЩЕЙ, КОТОРЫЕ ПОМОГАЮТ МНЕ КАЖДОЕ УТРО

1. Я стараюсь проснуться до рассвета.


Это легко.


2. После пробуждения обязательно выпиваю стакан горячей воды
(без мёда и без лимона, люблю просто горячую воду).

Говорю "доброе утро" - тому, что внутри

3. Кроме душа, очищения кожи, чистки зубов, непременно делаю джала-нети - очищение носа с помощью солёной воды.

Важна не только внешняя, но и внутренняя чистота

4. Никогда не пропускаю утреннюю практику.

Обычно только в это время дня я могу побыть наедине с собой.

5. Завтракаю.

История завтраков

PS. Если вы дочитали этот огромный пост до конца, то вы просто герой!
Но мне очень хотелось поделиться ))

@темы: yoga, ufa, peter's, itselle, herceg-novi, ask me, 365

17:17 

lock Доступ к записи ограничен

верхом на ките
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:19 

Про то, как я говорю сахару "нет"

верхом на ките
Я хочу поделиться с вами интересными фактами про сахар, и это очень личный пост.
Последние двенадцать дней я исключила сахар из рациона; и это не диета, это просто новый взгляд на вещи, логичное завершение дороги в несколько лет, когда сахара и десертов становилось всё меньше и меньше, а я начинала чувствовать себя сильнее, энергичнее и устойчивее, уходили вялость, постоянная усталость, чувства бессилия и тоски.



За эти двенадцать дней мне стало так хорошо, что немедленно захотелось попросить у своего тела прощения.
За тот день, когда я выпила три капуччино с сиропом и ничего не ела. За тирамису и кофе мокко между лекциями. За то, когда вместо обеда были три шарика мороженого. За заварное кольцо с творожным кремом, первый кусочек которого был невероятно вкусным, а последний - бумажным, приторным, тяжелым и маслянистым. За привязанность к глазированным сыркам когда-то давно. За "Сникерс", и не один. За слойку с заварным кремом перед уроком сольфеджио. За привычку запивать шоколад кока-колой. За то, что оно справилось со всеми этими вещами, которые не были ему нужны. За то, что раньше я не думала про сахар, поскольку человечество уже несколько десятков лет употребляет его в немыслимых количествах, и это считается нормальным, а считаться нормальным - это так уютно и так безопасно. Но организм не забыл, что он совершенно не приспособлен для переработки такого количества мусора. И сейчас, когда я исключила сахар полностью, тело отвечает благодарностью, спокойствием и эмоциональным равновесием, уверенностью, устойчивостью. Это очень важно для меня, так как целый день приходится работать с людьми, и я не хочу, чтобы эта сахарная зависимость влияла на то, что и как я говорю и делаю.

В общем, пришла пора распрощаться с сахаром окончательно. В честь этого сегодня я готовлю традиционный японский десерт из бобов адзуки и хочу поделиться несколькими цитатами из книги "Все о макробиотической кухне" Авелин Куши и Алекса Джека.
Это по-настоящему хорошая книга о еде. И не только о еде.



Надеюсь, для кого-то из вас это тоже будет интересно и полезно.

"Цельные злаки, бобовые, овощи и фрукты содержат сложные углеводы - крахмал, целлюлозу, смолы и пектин. Эти сложные сахара и полисахариды медленно перевариваются в кишечном тракте, поэтому и в кровь сахар поступает медленно и постепенно. В отличие от сложных, простые сахара - белый сахар, мёд и меласса (чёрная патока), начинают перевариваться уже во рту, в пищеводе и в желудке. Преждевременное поступление сахара в кровь может породить сильные перепады настроение, инсулиновые приступы, повышение кровяного давления и перегрузку надпочечных желёз. По определению, подсластители - это концентрированные продукты, а не пищевые продукты как таковые. Даже высококачественные подсластители, такие как ячменный солод или рисовый сироп, при избыточном употреблении могут привести к ухудшению здоровья.

Как быть, что делать, если хочется сладкого?

@темы: itselle, herceg-novi, 365

23:48 

верхом на ките
москва и я

- каждый приезд в город - большая работа с прошлым, встреча с собой пять лет назад, встреча с собой десять лет назад, воспоминания слой за слоем, в самую глубину; будучи здесь всё время чувствуешь альтернативную жизнь - где я и что я, если бы мы не уехали в черногорию; как я выгляжу? что я делаю? какими улицами я возвращаюсь домой? энергичная? счастливая? тусклая? недовольная? уверенная? потерянная? - и это практика, чистое любопытство, без ностальгии, тоски или сожаления - и я могу обо всём этом думать так спокойно и радостно именно потому, что мы уехали и я стала тем, кем стала

- новые традиции: пробежки в лосиноостровском заповеднике по утрам (особенно здорово, если чуть ниже нуля и всё сразу становится чище, яснее); пешком от хамовников до полянки, через парк горького; вечера в "кофебине" на пятницкой, где всё такое родное, где каждый столик - воспоминание о человеке, с которым здесь когда-то сидели (зануда дэн; архитектор с львиной гривой, который не переставал удивляться каждому новому дню; аня из банка; дана с шикарными кудрями; преподаватель йоги; человек в шароварах", которому я привезла бутылку порто из лиссабона) и воспоминания о том дне, когда я точно поняла: сейчас - самое время.

- москва живёт 24 часа в сутки, это понятно; но я сумела замедлить своё время именно здесь. не в черногории, где всё должно бы происходить polako, но я пребываю в постоянном напряжении и тревоге, в плотном, быстром графике обязанностей и дел; а здесь.
чувствую себя при этом - собой. очень важное, неожиданно новое ощущение. существую в собственном глубоком потоке медленного времени, всматриваюсь в лица, походки, глаза, отмечаю удивительное преображение города, могу спокойно воспринимать хаотичный, повсеместный, страшный информационный шум, отказываться от предложений купить, посмотреть, поесть, захотеть чего бы то ни было; точно знаю, что мне нужно сейчас.

- дважды опадзываю в разные места. как я могу требовать от других людей того, чего не делаю сама? мой внутренний самурай недоволен.

- проснувшись в первое утро после приезда, я подумала - всё болит. гиподинамия, бег, мало еды. сходила на два танцевальных урока в цех (балет и современная хореография, два разных класса, два разных подхода) - и вот теперь болит правда всё. и это такая нужная, правильная боль, которая говорит о воссоединении со своим телом, о разговоре с ним на его языке вместо простого функционального использования для повседневных задач.

- еда дома: запеченная тыква с гречкой, укропом и кокосовыми сливками (ничего вкуснее я не ела в жизни, мне кажется)
еда в городе: овощной салат с абрикосовой пастой, роллы с угрём, японское рисовое печенье с соевым соусом (угостили в магазине японских продуктов)

- стоит записать ещё несколько важных вещей, но я сделаю это завтра, дорогой дневник
у меня есть инстаграм, а в инстаграме фотографии

@темы: 365, come out dance, itselle

00:20 

верхом на ките
привет, дорогой дневник.
вчера ночью мы добрались до москвы, а москва перешла на зимнее время

одна ночь в белграде. (хриплые крики воронов, спокойное утро, улица джорджа вашингтона. уютная гостиная хостела в старом доме, мозаичные лампы, смешные соседки по комнате из кореи. холодный спелый ананас. ).
одна ночь в вене. великолепный хостел на холме высоко над городом. запах влажных листьев, грозный ветер, распахнутое окно. пробежка в шесть утра - наперегонки с пустым автобусом, против ветра, вверх по улице. каштаны на земле, настоящая осень. начало длинного разговора.
одна ночь в варшаве. дом прямо у дороги. тонкие фанерные двери, холодная ванная, кипарисы и крошечный пруд в искусственном саду. яблоки на рецепции.
две ночи в даугавпилсе. внезапная остановка: нам нужно немного медленного времени, прямо сейчас. невозможно все время ехать, столько городов, столько полей, столько линий, деревьев, дорог, дорожек и просек за один день, столько новых пейзажей, столько цветов в палисадниках и за занавесками аккуратных австрийских, польских, литовских домов, столько виноградников, кукурузных полей, коров, мельниц, ветряных двигателей, дорожных указателей, маленьких отелей, больших грузовиков и дорожных развязок, что это становится уже трудно выдержать. мы приезжаем в даугавпилс ночью, вместе с нами приезжает цирк. мороз, поздний завтрак, крепостная стена старого форта. вечером мы идём на фестиваль "парад-алле", а днём в арт-центре я оказываюсь один на один с картиной марка ротко. впервые в жизни.
он родился в двинске, уехал оттуда, когда ему было десять. арт-центр выше всяких похвал. экспозиция о самом ротко тоже. информация о городе, о семье, о пути - и всего несколько картин. одна - 1969, за год до смерти; и шесть более ранних. огромная светлая библиотека.

потом самый длинный перегон - 776 километров, два часа на границе, алый закат над великими луками, рижская трасса.
всю дорогу очень мало спим, мало едим, слушаем истории о смоке беллью.
приехав в москву, я достаю энциклопедию и начинаю читать о холоде.
утром -4, контрастный душ, пробежка в лосиноостровском парке. тихое воскресенье.
синий ведёт себя умницей, не подвёл нас в дороге, проблема со стартёром возникла только в последний день и мы перестали глушить двигатель на заправках.
(трудно об этом писать)
сегодня приходим в себя после дороги. дома невероятно уютно (но это изменилось внутреннее состояние, потому что в самой квартире ничего не поменялось)
очень. много. вопросов. очень. много. вопросов. про черногорию. про выборы. про вещи и привязанность к ним. про снег и север. про юг и ветер. про видимость и то, сколько сил уходит на её создание и поддержание. про то, как ротко сумел продраться сквозь всякую форму, все истории и биографии с их бесчисленным количеством прекрасных и незначимых мелочей, фигуры, элементы и символы и увидеть, и написать то, что стоит за всем этим.
про то, почему, оказавшись в этой комнате, встретившись с его картиной, висящей на стене, я опускаюсь на скамью и начинаю плакать.

планы такие: понедельник - цех, соматика, татьяна фатеева
вторник - цех, современный танец, евгений панкратов
среда - флакон, семинар по аюрведической кулинарии
четверг - полетели обратно в тиват

@темы: itselle, christmas tiger blues, círculo polar, 365

16:24 

верхом на ките
гремит гром и льет дождь
а мы сегодня открываем собственный yoga space

friends only - потому что все люди оказываются твоими друзьями ))
вторник, четверг
18:00 - 19:30
хатха-йога, асана, пранаяма

если будете в герцег-нови - присоединяйтесь ))

@темы: 365, herceg-novi, itselle

18:57 

верхом на ките
Последние дни марта, первые пробежки: в темноте, на закате, на ветру. Запах йода по вечерам и зацветающая глициния. Охапки крапивы, ожоги на руках. Время есть всегда, оно никогда у нас не закончится. Пламя свечей во время утренней практики. Голоса ночных птиц, затихающие к шести утра. Последние горячие угли в печи. И каждый новый день - разгорающаяся весна, свежескошенная трава, свежая черная земля, сделки, отглаженные воротнички, яркая помада, короткие рукава, восход над заснеженной вершиной Ловчена - сам по себе достаточный повод для праздника. Непредсказуемого и вечного: такие не заканчиваются ни после полуночи, ни после полнолуния и только становятся тише, если приходит шторм.

Нас опять трое: Борко вернулся из Нового Сада. Три месяца без вина, без бейлиса, без рыбы. Один месяц без кофе. Удар за ударом: печать фирмы оставляет оттиск на желтых банковских квитанциях и отсчитывает это время. Два месяца до двадцати семи. Будильник на 4:40. Пятьдесят два дня без единой записи в дневнике, без единой строчки. Молчание и присутствие. Делать то, что ты делаешь. Быть там, где ты находишься. Самой трудной асаной неожиданно оказывается шавасана. Все остальное - нет.

Какие-то вещи просто ждут своего часа. Пустой зал ждет, что кто-то войдет в него и возьмет пробный аккорд, проверяя не расстроено ли пианино. Телефон, затянутый паутиной, стоит на полу в ожидании. Магнолия зацветает над террасой, где легко себе представить отдыхающих в ее тени людей. Риски, колонки цифр, новые проекты. Доверие и недоверие, ощущение сердца и холодный страх того, чем ты не можешь управлять. Время управляемо. И бесконечно. В пятницу умер дедушка Милан. В субботу мы смотрели, как звезды неторопливо катятся над хорватским холмом, и ночь натягивает свое покрывало над морем. И маяки пробиваются сквозь темноту. Его вязаная жилетка зимой, его шляпа летом: я часто его вспоминаю. Ну, потяни меня, - говорил он и кто-то из нас помогал ему взобраться на крыльцо. Выходя последний раз, он сказал, что умрет очень скоро. Он отказался оставить свой телефон, а мы приносили ему молоко из магазина. Потом наступила череда блестящих, безупречных солнечных дней, но он так и не появился. Ошибки быть не может.

Иногда нам нужна только чашка кофе. Иногда нам нужно, чтобы кто-то обнял нас. Очень крепко.
Каждый день становится лучшим днем в моей жизни.

@темы: peter's, itselle, herceg-novi, 365

LOVE TAKES PRACTICE

главная