Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: пирожкова (список заголовков)
20:27 

верхом на ките
станция римская
станция площадь двенадцати цезарей
станция библиотека имени октавиана августа
станция золотоословская
станция нил левобережный
станция аравийская пустыня внимание будьте осторожны при выходе из вагона возможны песочные заносы

@темы: пирожкова

19:42 

верхом на ките
наступает вечер, от пакета, в котором друг к другу прижались две, переложенные ватой и бумагой, фарфоровые тарелки, меня тянет к земле; е. лежал в поле и вскапывал землю и лежал в поле, он помнит свою прошлую жизнь, по крайней мере одну. гоша приносит мне годара и прячет руки в рукава своей коричневой куртки; мороженое мягкое и белое и не обязательно есть вафельный рожок. сонеты, оды, стансы, александрийский стих. что сказать, нечего говорить. наступает вечер, становится прохладно. пока женщина натягивает свитер, ее муж молчит. нечего говорить. старые любовники на ривьере.
были два свободных дня, чтобы написать все курсовые и про итальянский герметизм.
мы говорили с пирожковой, которая только что вернулась из ресторана и поэтому пестрила оговорками; в субботу, говорили мы, подумай только - и рама, и стулья, и фотоаппараты, и яблоки, ведь нам нужна помощь. ты не против, если я позову е. - он хороший и легкий.
и почему тогда вы не живете вместе? - спрашивает пирожкова.
в мире так много прекрасного
так кажется, особенно если тепло до того, что можно надевать сланцы,
пить молочный коктейль и качатся на качелях
я написала уже три главы и - изрядно запуталась, поэтому пойду вызвоню умберто.
и мы с ним покачаемся.

@темы: оранжад, пирожкова

21:43 

верхом на ките
утром мне подменили фамилию: пришла на занятие в белом свитере - стала яна творожкова
поэтому, придя домой, я начала революцию. я выбросила ковер. он был старым чудовищем, он вобрал в себя очень много разных страхов. я выволокла его за дверь и бросила у мусорных ящиков. старый свернутый запыленный червь. чао.
я избавилась от старых персиковых косточек, уничтожила полдюжины пакетиков растворимого кофе, рукава, давно отделившиеся от футболки, разные флаконы - закончившийся ацетон, засохший клей, капли, которые больше не нужно пить. потом я вежливо поговорила с родителями издалека. мы отдыхаем, сказали они, и представляем, что ты сейчас сидишь на подоконнике и говоришь с нами. завтра мы едем на дачу к тому профессору, его собака говорит по-французски, помнишь? зачем тебе еще одно платье? разве платье для женщин как для мужчин рубашка? платье для женщин, как для человека одежда, говорю я. потерпи, папа, скоро я стану старая и мне будет уже не до платьев. потом я кладу трубку, царапаю ногтем зеленую поверхность телефонного стола, поджимаю ногу, думаю о памяти крови, которая тянет меня куда-то на дно, и понимаю, что ничего уже никуда не тянет. потом выбросила залежавшиеся рукописи с плохими стихами и пустыми текстами. потом сорвала шторы. потом прицепила обратно. потом вытянула из-под компьютера черный платок: и гладила столешницу, всю в белых узорах изъянов. но диван. диван, дорогой дневник, старый диван, который превращается в песок, он мой враг и он не поддается. для дивана мне нужны мальчики.
потом исчезли мягкие игрушки, давно просроченные, но дорогие сентиментальному сердцу носки, ненужные книги,
потом я вошла во вкус и чуть не выбросила колченогую гладильную доску, потому что мне нечего гладить, но что-то меня остановило. и вот теперь я сижу в опустевшей комнате, дорогой дневник, изредка кусаю зеленую грушу, пачкаю пальцы соком, читаю giorgio.
но диван, дорогой дневник.
я сижу, а он стоит.
так это продолжаться больше не может.

(такая молодец, такая хозяйственная)

@темы: оранжад, пирожкова

LOVE TAKES PRACTICE

главная